Таможенный союз натолкнулся на параллельный импорт

24.12.2013
zarubin_nikolay.jpg

О параллельном импорте в профессиональном сообществе говорится давно, но есть в этой проблеме еще одна грань. О ней рассказывает привлеченный эксперт ТПП РФ, юрист таможенного холдинга "Группа ТАРГО", кандидат юридических наук Николай Зарубин.

Несколько необходимых для понимания сути вопроса замечаний.

Что такое параллельный импорт как таковой? Это ввоз на нашу таможенную территорию для реализации брендового оригинального товара, но не правообладателем или уполномоченным лицом, а любым импортёром, который приобрел эти товары за пределами России.

Далее: если изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей (проще говоря, товаров), в которых воплощены результаты интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, то такие товары считаются контрафактными. Таков закон.

В России применяется так называемый национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак. Суть его в том (статья 1487 ГК), что не считаются нарушением действия иных лиц по использованию товарного знака в отношении товаров, которые уже были введены в гражданский оборот на территории России непосредственно правообладателем или с его согласия.

Таким образом, ввоз товаров на территорию РФ, то есть использование товарного знака, нанесенного на них, без согласия правообладателя является нарушением исключительного права. Но при этом законодатель считает нарушением именно ввоз на территорию России, а не на таможенную территорию Таможенного союза (ТС). Напомню: с первого июля 2010 года Россия, Беларусь и Казахстан образуют единую таможенную территорию, и на границах между ними нет таможенного контроля.

Иными словами, товар, который с одобрения правообладателя легально попадает в Беларусь или Казахстан, а потом ввозится на территорию РФ, автоматически становится именно в России товаром контрафактным!

В соответствии с гл. 46 Таможенного кодекса Таможенного союза (ТК ТС) противодействие ввозу контрафактных товаров на таможенную территорию ТС возложено на таможенные органы государств-членов Таможенного союза, и законодательство наделяет их полномочиями по задержанию таких товаров.

Но таможенный контроль на границе России с Беларусью и Казахстаном отменен! Иными словами, там нет органа (в данном случае таможни), который осуществлял бы функцию государственного контроля за перемещением объектов интеллектуальной собственности. И если товар попал в Россию, то у правообладателей, если они решат защищать свои исключительные права, остаются лишь гражданско-правовые способы сделать это. Проще говоря, обращаться в суд.

Такая вот ситуация.

Здесь ощущается некая несообразность. Внутри ТС таможенных границ нет, товары, законно попавшие на таможенную территорию союза, должны, по идее, обращаться свободно, но в России они могут быть признаны контрафактными. То есть построение системы защиты интеллектуальной собственности на основе принципа национального исчерпания права создает препятствия для свободного обмена товарами и услугами между странами- участницами Таможенного союза.

Возможно, правильным было бы предпринять шаги для закрепления в законодательстве всех стран Таможенного союза положений, которые бы сформировали новый принцип исчерпания исключительных прав на товарный знак. В соответствии с ним не было бы нарушением использование на всей территории Таможенного союза товарного знака на товарах, которые были бы введены в гражданский оборот правообладателем в любой из стран ТС.

Такой принцип исчерпания исключительного права мог бы существенно упростить товарооборот между нашими странами. Особенно это очевидно, если учесть, что тот же принцип может быть применен и в отношении товаров, права на которые принадлежат производителям самих стран таможенного союза. В настоящее время, например, товары Беларуси и Казахстана, которые не были введены правообладателем в оборот на территории РФ, будут считаться в ней контрафактными.

Кстати, до нас этот вопрос вынуждены были решать другие страны.

Доцент кафедры международного частного и гражданского права МГИМО В. Пирогова в своей книге «Исчерпание исключительных прав и параллельный импорт» приводит примеры подходов к проблеме в некоторых межгосударственных союзах, предусматривающих свободную торговлю.

Так, Директивой Евросоюза № 89/104 «О гармонизации национальных законодательств о товарных знаках», и Регламентом № 40/94 «О товарном знаке ЕС» закреплен именно принцип регионального исчерпания права, то есть оно признается исчерпанным с момента ввода товаров в оборот на территории одной из стран ЕС. В Североамериканском соглашении о свободной торговле НАФТА (North American Free Trade Agreement) Канады, Мексики и США содержатся положения, в соответствии с которыми обеспечение прав интеллектуальной собственности само по себе не должно создавать барьеров для перемещения товаров между его участниками.

Возможно, государствам-участникам Таможенного союза было бы логично предпринять меры, направленные на проработку вопроса о необходимости и возможности введения регионального принципа исчерпания исключительных прав в систему правовых норм, составляющих юридическую базу функционирования ЕврАзЭС.

К обсуждению темы надо привлечь государственные органы, бизнес-сообщества, правообладателей, иных заинтересованных лиц. Другого пути, собственно, и нет. Вопрос необходимо решить.

 

Пресс-служба ТПП РФ

24 декабря 2013 года